Издание книг

Об издательстве

Новости

Магазины

Контакты
Сколько стоит издать книгу
Авторы
Наша библиотека
Карта сайта
Заказать расчет

Лидеры продаж
Библия здорового питания. Простые правила, которые позволят вам правильно питаться и оставаться здоровыми и стройными.
Москва моими глазами. Прогулки по городу
Футбол в Европе. Энциклопедия

Ближайшая презентация    

Участник госторгов

Уильям Шекспир. Сонеты

66

Как видеть зло кругом и жить в нем, я не знаю.

Как видеть добродетель в нищете,

Ничтожеств веселящиеся стаи,

От веры отреченье в слепоте;

 

Смотреть, как чести подрезают крылья,

На поруганье женской чистоты,

И силы вдруг позорное бессилье,

И совершенство – жертву клеветы,

 

Искусство видеть, купленное властью,

Тупой садизм в оценке мастерства,

Высокий ум, бичуемый со страстью,

Добро на службе злобного глупца –

 

Постыдный этот мир я б бросил, но, любя,

Я не могу оставить здесь тебя.

 

67

Зачем он должен в мире жить убогом

И прикрывать присутствием порок?

Чтоб грех предстал в обличье самом строгом

И добродетелью назваться мог?

 

Зачем румян фальшивым украшеньем

Лицо чужое цвет его крадет?

И роз поддельных липовым цветеньем

Чужая красота при нем цветет?

 

Зачем живет он в мире, где Природа

Банкротом стала и зашла в тупик?

Теряя все, нищала год от года –

Остался лишь его прекрасный лик.

 

Она его хранит, чтоб показать,

Каким богатством стоит обладать!

 

73

Природу позднею порой

Во мне ты видишь – как листву

Срывает ветер ледяной

С ветвей на желтую траву.

 

Во мне ты узнаешь закат,

Когда лик солнечный вдали

Бросает свой прощальный взгляд

На сумрак стынущей земли.

 

Ты видишь, глядя на меня,

В сиянье юности своей,

Лишь только всполохи огня

В углях и пепле старых дней.

 

Пусть силы тают с ходом лет –

Милей всего прощальный свет.

 

74

Не стоит горевать, когда придет

Последний час мой в этой жизни бренной,

Ведь дням моим не будет кончен счет,

И память обо мне останется нетленной.

 

Ты будешь возвращаться вновь и вновь

К дням нашей дружбы, с самого начала,

И вспоминать: мои стихи, любовь –

Все, что и так тебе принадлежало.

 

С тобой и будет. А уйдет навек

Лишь тело, что не стоит сожаленья,

То, что при жизни, – только зло и грех,

А после смерти – только прах и тленье.

 

Что недостойно, век закончит свой.

Душа моя останется с тобой.

 

90

Весь мир против меня сейчас,

И ты меня оставь, если желаешь,

Забудь все то, что так сближало нас,

А что ты значишь для меня – ты знаешь.

 

Мне тяжело, но я держусь пока,

Хоть бедам всем открыта настежь дверь.

Добавь удар, не дрогнет пусть рука,

Не стань последней из моих потерь.

 

Я сразу испытаю весь напор,

Все, что судьба способна предложить,

Оставь сейчас – и пусть до этих пор

Ты для меня был равен слову «жить».

 

С таким ударом нынешнее горе

Покажется не больше капли в море.

 

91

Гордятся кто – рожденьем, кто – искусством,

А те – богатым домом, силой рук,

Другие – модным платьем, пусть безвкусным,

Кто – лошадьми, борзыми, сотней слуг.

 

Находит каждый в чем-нибудь отраду,

Похвастать любит в гордости своей,

Но мне и даром этих благ не надо,

И в этой жизни мне всего милей

 

Твоя любовь. И не сравню я с нею

Богатства всех на свете городов,

Она рожденья высшего ценнее,

Дороже лучших в мире скакунов.

 

Одно несчастье только вижу я:

Оставив, нищим сделаешь меня.

 

99 

Я говорил фиалке ранней,

Не стыдно ли ей воровать

Твой аромат, твое дыханье

И так нахально отнимать

Цветущий вид, благоуханье.

 

Я лилию за то бранил,

Что цвет руки твоей украла,

И майоран не пощадил:

Присвоил тоже, и немало.

 

Досталось розам от меня,

Они от страха все дрожали,

Потом не продержались дня:

Так было стыдно, что завяли.

 

И видел я в других цветах

Улыбку на твоих устах.

 

115

Да, признаю, что раньше просто лгал.

Я говорил – нельзя любить сильнее.

Но я тогда, конечно же, не знал,

Что чувство станет ярче и острее.

 

Всесильно Время – жесткая рука

Своею волей все вокруг меняет:

Красавца превращает в старика,

И города в руины превращает.

 

И чувства тоже – в подданных его,

Любовь меняется, как все другое.

Я думал – нет сильнее ничего,

А Время посмеялось надо мною.

 

Любовь казалась сказкой той поры –

Но был я у подножия горы.

 

116

Для двух сердец не может быть преград -

Любовь тверда и слабости не знает.

Препятствия ее лишь закалят,

Ни перед чем она не отступает.

 

Любовь как веха, видная всегда,

Что бурям вопреки неколебима.

Она как путеводная звезда,

И каждый раз она неповторима.

 

У Времени не числится в шутах,

Хотя его известна сила злая.

Любовь – с улыбкой мягкой на устах,

Но сердцевина все-таки стальная.

 

Не прав я, может быть? Тогда любовь – мираж,

И не писал стихов слуга покорный ваш.

 

130

Глаза любимой солнцем не лучисты,

По цвету губы не сравнишь с кораллом,

Оттенок смуглых плеч – со снегом чистым,

А черный локон – с мягким покрывалом.

 

Смотрю, любуюсь, но не вижу в ней,

В ее щеках дамасских роз сиянья,

И есть благоухания сильней,

Чем нежный аромат ее дыханья.

 

Возлюбленная просто говорит,

И в голосе нет трелей соловьиных,

Когда идет – идет, а не парит,

И не похожа вовсе на богиню.

 

И все ж она прекрасней во сто крат

Всех тех, кого у нас боготворят.

 

138

Любимая клянется, что верна,

Я верю ей; скорее, понимаю:

Ей кажется, что обмануть она

Сумеет – ничего я не узнаю.

 

Наивно это? Может быть, и так.

Стараюсь верить, что совсем непросто:

И лжив язык ее, и я ведь не простак –

Идет игра с обманом и притворством.

 

Все говорить не принято у нас.

Табу – неверность, возраст – между нами:

Измен не выставляют напоказ,

А старики не хвастают годами.

 

Живем, укрыты ложью, как туманом,

Друг другу льстим – и польщены обманом.

 

140

Да, ты жестока, но и умной будь,

И хоть немного приглуши презренье,

Я на пределе – это не забудь,

Не безгранично ведь мое терпенье.

 

Была б умна, то стала б говорить –

Пусть без любви, но все-таки – что любишь.

Того, кто болен, принято щадить,

А ты меня жестокостью погубишь.

 

Еще чуть-чуть – и я сойду с ума,

И про тебя наговорю такого,

Что ты не рада будешь и сама.

И ведь поверят – это уж не ново,

 

Растащат, как сороки на хвосте…

Не дай дороги злобной клевете!

 

143

Бывает, что хозяйка, не желая –

Не дай-то бог – вдруг живность потерять,

Ребенка на дороге оставляя,

Бежит за курицей, чтоб только удержать.

 

А брошенный малыш уже рыдает

И бегает отчаянно за ней,

Но бесполезно – мать не замечает,

Наверно, зная, кто сейчас ценней.

 

Так ты всегда в погоне за предметом,

Который убегает от тебя,

Я за тобой бегу, отчаянно при этом,

Напоминая малое дитя.

 

Меня, когда догонишь, не забудь:

Утешить постарайся как-нибудь.

 

146 

Душа моя, вместилище всех бед,

Центр грешных мыслей и мятежных сил,

Ты чахнешь изнутри, и смысла нет,

Что оболочки блеск тебя затмил.

 

Аренда шатких стенок коротка,

И нет нужды времянку украшать,

Ее лелеять, будто на века –

Ей все равно в могиле истлевать.

 

Ты суть всего, и все себе верни,

Пусть стонет тело – изведи его,

Копи богатства – все твои они,

Не оставляя смерти ничего.

 

Где нет души – у смерти все права,

И смерти нет – там, где душа жива.



Новости
31.12.2017
ВАЖНАЯ НОВОСТЬ

Новинки

Готовятся к изданию
подробнее подробнее

Анализ веб сайтов    

Все авторские права на опубликованные произведения принадлежат их авторам и охраняются законом.

Ответственность за содержание произведений несут их авторы. Сайт носит информационный характер. Не является договором оферты. При перепечатке и копировании любых опубликованных на сайте материалов разрешение издательства обязательно. 

© «Издательство Спорт и Культура – 2000» 2007–2017 г.
Контактная информация